Процких Владимир. Чакральная система Мировоззрения, её аспекты в жизнедеятельности Человека


1. ИСТОРИЯ ВОПРОСА ВКРАТЦЕ

В ходе становления себя как сознательного существа человек изучал и учился использовать окружающие его силы. Причем параллельно с изучением внешнего мира, внешней среды, изначально велось также изучение внутреннего мира, внутренней среды, — в частности, изучение так называемой "схемы тела", то есть собственного тела человека, данного ему во внутреннем восприятии и традиционно именуемого "тонким телом" (в отличие от "грубого", физического тела, доступного пяти обращенным вовне органам чувств). Результаты глубоких интроспективных исследований "схемы тела", изустно передававшиеся от учителя к ученику, были наиболее полно систематизированы в текстах средневекового индуистского тантризма.* Результаты эти сводились вкратце к следующему.


* ТАНТРЫ — общее название обширного ряда произведений религиозного, философского, йогического и магического содержания. Различают индуистские и буддистские Тантры. Слово "тантра" буквально означает "обеспечение расширения, размножения, продолжения рода". Некоторые исследователи считают, что первоначально это слово было названием ритуальной практики земледельческой магии и выражало ее цель (увеличение урожая). Термин "тантра" можно проинтерпретировать и как "тайный (оберегаемый) текст" (тан+тра).


В схеме тела, в месте, соответствующем спинному мозгу, присутствует ряд "центров" или Чакр* — средоточий сил, правящих как телом, так и миром. В нижнем из центров спит сотворившая мир Свернувшаяся-Кольцом-Сила, Кундалини-Шакти, которая в процессе проявления вселенной последовательно выделила из себя, явила эти средоточия сил. Говорится, что Кундалини творит и поддерживает как мир, так и тело, и что она освобождает йогинов и связывает невежд. Пробужденная посредством специальных йогических приемов, Кундалини восходит вверх от центра к центру, растворяя их в себе. Тем самым человек освобождается от цепей явленного мира и обретает свою подлинную природу.


* "Чакра" дословно переводится как "колесо"; иногда центры называют также "Падмами" или "лотосами".


Однако возвестившие нам о системе "центров" тантрические тексты отражают лишь конечный ИТОГ многовековых интроспективных исследований "схемы тела", а именно, — конкретную методику "освобождения от мира феноменов". Поэтому проблема Чакр не рассматривается здесь самостоятельно и упоминается исключительно в контексте подъема Кундалини; многовековый же ПРОЦЕСС исследования Чакр, выносится за скобки как не имеющий более практического значения для дела Освобождения. Йогам более нет нужды исследовать Чакры: они пользуются ими, подобно тому как мы пользуемся различными бытовыми приборами, зачастую не имея ни малейшего представления об их устройстве — нам достаточно знать, для чего они предназначены и как действуют.

Теория Чакр получила свое второе рождение в рамках теософской традиции, которая ввела в ее сферу весь багаж представлений о человеке, накопленных к концу XIX века европейской наукой и оккультизмом. Не имея возможности полноценно воспользоваться методиками подъема Кундалини, тезисно изложенными в тантрических текстах, теософы, как истинные европейцы, задались вопросом: что такое Чакры? Они занялись именно исследованием Чакр. Теософы сделали в этом направлении три важных открытия. Во-первых они обнаружили, что Чакры активны не только в процессе подъема Кундалини, но и в нашем повседневном опыте. Во-вторых, они обнаружили, что в повседневном опыте Чакры переживаются в передней части брюшной и грудной полости, а не в области спинного мозга, как о том единогласно свидетельствуют тантрические тексты. В-третьих, они обнаружили связь между функцией Чакр и психофизиологическим тонусом организма (так называемой "энергетикой"), определив их как "центры поглощения космической эфирной энергии". Тем самым теософы значительно расширили наши представления о Чакрах. С другой стороны, общий уровень теософского теоретического мышления несет на себе печать своего времени и с точки зрения современного развития научных знаний о человеке совершенно недостаточен. Придавая же своим интерпретациям внутреннего опыта статус "экстрасенсорных откровений", экспериментальное подтверждение которых принципиально возможно лишь в случае предварительного принятия их на веру, теософская традиция самоустранилась от дальнейшего продвижения в данном направлении. Основным "родимым пятном", доставшимся исследователям в наследство от теософской традиции, служит повсеместно распространенное вульгарное представление о Чакрах как о неких пространственно локализованных образованиях ("центрах"), в той или иной форме объективно присутствующих в человеческом теле — "грубом" или "тонком". Авторитетом теософской традиции обусловлена и своеобразная "методологическая летаргия", в результате которой большинство исследователей, стремящихся к выявлению специфических функций отдельных центров, то есть элементов системы Чакр, попросту постулируют существо этой системы как нечто само собой разумеющееся (например, "Чакры — это органы эфирного тела" или "Чакры — это энергетические центры"), — по всей видимости совершенно не отдавая себе отчета в том, что занимаются анализом ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ структур с НЕОПРЕДЕЛЕННОЙ функцией, анализом "того, не знаю чего".


 

2. ЧТО ТАКОЕ ЧАКРЫ? — ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Г оворится, что Чакры скрыто присутствуют в теле каждого человека, то есть имеют самое непосредственное отношение к каждому из нас. Но что такое Чакры? Оккультная информация о Чакрах традиционно преподносится таким образом, чтобы задействовать наше воображение, а не наше восприятие: как правило, авторы пытаются навязать нам определения сущности, с проявлениями которой мы предположительно не сталкивались в своем личном опыте. У неискушенных читателей такая подача материала порождает два преобладающие типа отношения к предмету: некритично мыслящие люди становятся носителями мифа о центрах, а люди мыслящие критично, отмахиваются от самой идеи центров, как от одной из форм современного мифотворчества. Если в нашу задачу входит серьезное исследование, а не игра в эзотерику, то попыткам определить сущность данного явления (то есть того, чем являются Чакры) должно предшествовать по возможности более полное описание самого этого явления. Действительно, Чакры описывались и описываются. Можно указать три основные подхода к описанию Чакр: йогический, оккультный, а также подход, развиваемый в рамках современной межличностной тонусологии (так называемой "психоэнергетики"). В первом случае подробно описывается структура традиционной символики Чакр, служившей в качестве опоры для специальных форм йогического сосредоточения. Во втором случае имеется стремление как можно "объективнее" описать Чакры на уровне визуализаций "эфирного тела". В третьем случае описываются "энергетические" характеристики Чакр в контексте межличностного взаимодействия. Во всех трех случаях мы сталкиваемся с абсолютизацией того или иного частного аспекта рассматриваемого явления — и, соответственно, с искажением, "заужением" его сущности. Так, Раммурти Мишра определяет Чакры как "точки для сосредоточения внимания", Чарльз Лидбитер — как "завихрения на поверхности эфирного тела" (цит. по 45, 242),* а на темном языке современного биопольного фольклора они определяются не более содержательным термином "энергетические центры".


* Первая цифра в круглых скобках обозначает порядковый номер цитируемого источника (см. список литературы в конце текста), а цифра после запятой — его страницу. Цифра после точки с запятой относится к следующему источнику. В случае переводных материалов Самиздата источники приводятся без указания страниц цитирования.


Каждый, кто опытно имел дело с "энергетическими центрами", знает, что термин этот — не более чем условное обозначение, позволяющее, с одной стороны, избегать тревожной неопределенности данной формы психического опыта, а с другой, — сообщать о факте существования такого рода опыта другим "имеющим уши". Чакры — это не "вихри эфирной материи" и не "условные точки для сосредоточения". Будучи и "вихрями эфирной материи", и "условными точками для сосредоточения" и многим другим, Чакры представляют собой нерасчленимые целостности, сущность которых несводима к сумме составляющих их частей. Обретенный же к настоящему времени опыт научного изучения системных объектов показывает, что "источник этой целостности следует искать не внутри объекта, а вне его, в той совокупности связей, которые характеризуют объект в его отношении к другим объектам (к окружающей среде)" (41, 239).

Разнообразие частных описаний объясняется тем, что Чакры, как факты психического опыта, не существуют вне процесса наблюдения. Воистину объект наблюдения обусловлен здесь средствами наблюдения (в частности, силой разрешающей способности инструмента наблюдения), всей экспериментальной ситуацией в целом. Поэтому в зависимости от процедуры наблюдения Чакры могут оказываться "вихрями эфирной материи", мотивационными структурами личности и т.д. и т.п. Следовательно, для того, чтобы выяснить, что представляет собой система Чакр, необходимо прежде всего дать как можно более полное описание данной системы в различных "экспериментальных ситуациях", выявить всю совокупность связей данной системы с окружающей средой. Таким образом, мы оказываемся перед необходимостью разработки ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ЧАКР. В отличие от множества частных классификаций,* призванных выявить специальную функцию отдельных центров в тех или иных конкретных "экспериментальных ситуациях", общая теория предполагает всестороннее рассмотрение именно системы центров как целого, не задерживаясь на анализе ее элементов (то есть отдельных Чакр).


* Изучение совокупности которых может составить основу для СПЕЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ ЧАКР. Очевидно, однако, что попытки определить частные функции элементов системы не могут быть успешными без общей картины ее целостного функционирования.


Далее, ввиду сложности и неопределенности этой системы, на первом этапе анализа имеет смысл абстрагироваться от ее внутреннего содержания, исключительно разнородного по составу и природе протекающих процессов, сосредоточив внимание на ее внешнем, функциональном аспекте — на свойствах отношения ее как целого ("черного ящика") со средой. Такой подход к изучаемым явлениям называется функциональным. При этом "функциональный подход есть не столько способ обойти внутреннюю сложность объекта, сколько средство для выявления существенных сторон этого объекта, его особой природы, ИСТОКИ КОТОРОЙ НАДЛЕЖИТ ИСКАТЬ В СФЕРЕ ОТНОШЕНИЙ ОБЪЕКТ-СРЕДА" (41, 239). Выявив целостную функцию системы Чакр, мы можем попытаться выяснить природу структур, осуществляющих эту функцию. Учитывая же, что Чакры нам даны лишь во внутреннем ощущении, описать функцию данной системы можно только описав, как мы сталкиваемся с ней в своем личном опыте.

 


 

3. ЧТО ТАКОЕ ЧАКРЫ? — ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

И так, Чакры не выдуманы — это первое, на что следует указать со всей определенностью; наша жизнедеятельность окрашена их активностью вне зависимости от того, знаем ли мы об этом или нет. Центры это не просто "условные точки для сосредоточения". Вопрос о реальности центров — это вопрос осознания нами тонких реакций нашего тела на среду. Для того, чтобы пользоваться центрами сознательно, вовсе не обязательно их визуализировать. Неосознанно же ими пользуются все люди, в особенности женщины, — пользуются испокон веков, не всегда, конечно, отдавая себе в этом отчет. В отличие от мужчин, женщины гораздо лучше чувствуют свое тело и знают, что тело по-разному реагирует на разные ситуации, — например, встреча с разными людьми как бы отзывается эхом в разных его областях. Такими основными областями есть анус, нижняя и верхняя части живота, грудь ("сердце"), горло, лоб и поверхность головы (скальп).* В далекой древности женщины обнаружили, что с помощью тела можно извлекать специфическую информацию о человеке, ситуации и среде, а также определенным образом воздействовать на них — как на человека, так на ситуацию и среду. На этой прикладной основе мужчины развили впоследствии "Науку о Центрах".


* теоретически не оформленное знание о деятельности центров зафиксировано в ряде выражений разговорной речи, — таких, как например "голова пухнет", "твердолобый человек", "ком в горле", "сердце сжимается", "екнуло под ложечкой", "стало жарко в паху", "очко взыграло" (последнее подразумевает непроизвольное сокращение ануса в момент опасности) и т.д. В индуистской традиции вышеперечисленные "центры" человеческого тела называются соответственно (снизу вверх), МУЛАДХАРОЙ, СВАДХИШТХАНОЙ, МАНИПУРОЙ, АНАХАТОЙ, ВИШУДДХОЙ, АДЖНОЙ И САХАСРАРОЙ.


При более пристальном наблюдении оказалось, например, что с различными центрами взаимосвязаны различные типы эмоций: повышенная активность, "ощущаемость" какого-то центра вызывает преобладание какого-то определенного типа эмоциональных состояний, и наоборот — те или иные состояния вызывают повышенную ощущаемость того или иного центра. Оказалось, что с каждым центром взаимосвязан и определенныйтип мышления, определенный тип оценки ситуации и среды, определенная социальная ориентация, определенное видение мира. Когда человек обратился к телу, несущему эти центры, то обнаружил, что с каждым из них взаимосвязаны определенные физиологические функции, а также определенные органы, железы, нервные сплетения, отделы спинного мозга. Иными словами человек обнаружил, что все "этажи" его психофизиологического организма структурированы по тому же принципу, что и "центры тела", соотносятся с последними. Причем интегралом, объединяющим и целостно выражающем в себе это единомножество, служит именно система "центров": областей тела, данных человеку во внутреннем ощущении. Обратившись вовне, человек обнаружил, что активность различных центров тонко взаимосвязана с различными жизненными ситуациями, людьми, местами, городами, культурами, что через призму центров может быть проструктурирован как социум, так и универсум, вся вселенная в целом. Вселенная становится как бы эхом человеческого тела, обнаруживая в себе те же закономерности, а человеческое тело, в свою очередь, вторит эхом Вселенной. Оказалось, например, что деятельность центров тонко отражает характеристики различных стихий (земля, вода и т.д.) и других качеств внешнего мира. Говорят, центры подвержены влиянию небес — различных планет, а также домов Зодиака. Обратившись к внутренним пространствам визуализаций, человек обнаружил, что с различными центрами связаны и различные "астральные миры". Он обнаружил их также в виде "вихрей", "воронок" и прочих "аномалий" в своем "эфирном теле" и "эфирных телах" других людей.

* * * * *

Таким образом можно видеть, сколь бедна постановка вопроса о соотнесении центров с железами внутренней секреции или нервными сплетениями, сколь бедна их интерпретация в качестве всего лишь "энергетических" центров, производящих якобы забор свободной энергии из среды или обслуживающих тонкие формы межличностного взаимодействия.

Центры — это интегральное выражение вселенной, это точки сопряжения, в которых встречаются внешний и внутренний миры. Любой процесс или явление во вселенной соотносится с каким-либо из центров. Система центров, выкристаллизовавшихся в человеческом осознании своего тела (в "схеме тела"), — это единственное место во вселенной, где ВСЯ ОНА представлена в связном и организованном единстве. "Что есть здесь, то есть и повсюду, а чего здесь нет, того нет нигде", — учат нас Тантры. Посредством таких индивидуальных систем центров, то есть нас с вами, универсум взаимодействует сам с собой. Посредством центров люди взаимодействуют друг с другом, — неважно, глубоко или поверхностно. Мы взаимодействуем друг с другом не посредством речи, которая представляет собой одну из многочисленных форм активности горлового центра, а именно целостно, "всем телом". Женщины чувствуют это, но это могут научиться сознавать и мужчины. Характер нашей индивидуальности и, соответственно, нашего взаимодействия со средой, обусловлен характером функционирования нашей системы центров. Другими словами, индивидуальные характеристики представляющей нас системы центров определяют специализацию нашей жизненной активности, наше фактическое место в мире. Степень активности тех или иных центров и структура их иерархической соподчиненности у каждого человека различны, — хотя здесь, разумеется, можно выделить различные типы. Как правило, для людей характерна неравновесность в работе центров, вследствие чего большинству из нас может быть присвоен определенный числовой индекс, отражающий порядок соподчиненности наших центров преобладающей активности (счет центров начинается снизу). Например, — 25, 136 или 7435. Человек, у которого резко доминирует какой-то один центр, может быть квалифицирован как своего рода инвалид.

В большинстве своем люди движутся по жизни как бы на автопилоте центров, самостоятельно реагирующих на среду и воздействующих на нее. Люди не могут пользоваться центрами сознательно, поскольку центры у них "закрыты" — они не видят деятельности своих центров, растворены в ней. "Раскрыв" центры и увидав их со стороны, то есть разотождествившись с их деятельностью, человек обретает способность использовать свои центры в качестве особого канала сознательного взаимодействия со средой, как внешней, так и внутренней. С информационной точки зрения, например, центры можно рассматривать как входно-выходное устройство "человеческого биокомпьютера". Воздействуя тем или иным образом на тот или иной центр, внешняя среда вызывает его специфическую реакцию, специфическое целостное ОЩУЩЕНИЕ, несущее в снятом виде всю возможную информацию об этом воздействии, весь багаж соответствующего опыта, обретенного к настоящему моменту человеком. Чем более "разработан" центр, тем более "тонкую" информацию можно получить с его помощью.

"Опыт Йоги показывает, что сознание нашего мозга — лишь одна из возможных форм сознания, которые, согласно природе их функций, локализованы или сцентрированы в различных областях тела, собирая, преобразуя и распределяя текущие через них силы... "Многомерное" сознание, даваемое практикой тантрической Садханы,* можно сравнить со стереоскопическим изображением или стереофонической музыкой, дающими более адекватное отражение оригинала" (21).


* Садхана — "путь достижения". Триединство образа жизни, видения мира и специальных йогических методов, в основе которого лежит установка на расширение сознания.


Через центры можно получать информацию и о внутренней среде организма, а также воздействовать на нее. Йоги известны своей способностью управлять практически всеми психическими и физиологическими функциями. Воздействие же центров на внешнюю среду легче всего просматривается в случае взаимодействия между центрами различных людей, — в так называемой "бытовой магии" межличностных отношений. Например, не задействовав тот или иной центр, вы никогда не сможете получить от людей то, чего они вам, в общем-то, не должны; это прекрасно чувствует и слесарь ЖЭКа, "снимающий дань" со своего участка, и плейбой, выбирающий на улице подходящих ему женщин. Оба они чувствуют, что для достижения требуемого результата им необходимо войти в определенное СОСТОЯНИЕ. Более редкие формы воздействия центров непосредственно на внешнюю среду традиционно относятся к области "более высокой" магии и колдовства и могут составить предмет парапсихологического исследования. Разные Сиддхи или "сверх-способности" также соотносятся с разными центрами. Итак, описав вкратце общую картину функционирования системы Чакр, мы можем попытаться выяснить природу структур, осуществляющих эту функцию, — рассмотреть вопрос о "физических коррелятах" этих связанных с нашим телом фактов психического опыта.

 


 

4. ЧТО ТАКОЕ ЧАКРЫ? — СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ

"П о всей вероятности Чакры — это нейрогормональные структурно-функциональные объединения. Функциональные центры йоги представляли в виде системы Чакр, обозначая их разными рисунками, символами, и этого было вполне достаточно для понимания различных жизненных функций и умения управлять ими" (28).

Хотя цитируемая попытка определения "физических коррелятов" Чакр относится к одним из последних, она по существу мало чем отличается от предыдущих. До сих пор поиски таких коррелятов велись лишь по внешнему признаку: расположение Чакр в физическом теле пытались сравнивать с его анатомическим строением (см., напр., 60). Действительно, при этом были обнаружены некоторые соответствия. Сделали вывод: система Чакр отражает примитивные познания древних об анатомии нервной системы, где бедность знаний компенсируется богатством воображения. Однако сравнивать имеет смысл лишь действительно однородные явления. Чакры же представляют собой определенные зоны "схемы тела", в которых испытываются определенные ощущения. Чакра — это место, в котором должно нечто ПЕРЕЖИВАТЬСЯ, а не место, в котором предполагается наличие какого-то ОРГАНА. Чакры представляют собой предмет специфической психологии, а не специфической анатомии; поиски же "физических коррелятов" — это, по существу, поиски механизмов "физиологического обеспечения психических функций" (цит. по 29, 6). Следовательно, для начала нужно определить, о каких психических функциях идет речь. Ранее говорилось, что реакция центров на среду выражается в "особом целостном ощущении", локализованном в той или иной части тела. Это "особое ощущение" можно определить таким более строгим понятием как "психофизиологическое состояние". Психофизиологическое состояние — это целостная реакция личности на внешние и внутренние стимулы, реакция не отдельной системы или органа, но именно личности в целом, неразрывное единство трех уровней реагирования, трех "составляющих": 1/ психической (переживания), 2/ физиологической (соматика и вегетатика) и 3/ поведенческой. В частности, представляя собой фон, на котором развертывается психическая и практическая деятельность человека, состояния оказывают самое непосредственное влияние на протекание этой деятельности, — в том числе познавательной, эмоционально-оценочной и волевой. Когда человек (произвольно или под влиянием извне) входит в то или иное состояние, эффективность его деятельности может повышаться или понижаться в зависимости от того, пребывает ли она в согласии с данным состоянием (см. 30, 330-334). В качестве примера типичных психофизиологических состояний можно привести состояния страха и полового возбуждения. Эти два состояния связаны с двумя нижними центрами. Однако деятельность указанных центров вовсе не исчерпывается столь очевидными и однозначными состояниями. Наоборот, в повседневном опыте активность Чакр проявляется в форме очень тонких и сложных состояний, которые, даже будучи осознаны, практически невыразимы вербально. Для состояний такого рода характерна четко выявленная пространственная локализация "физиологической составляющей", точнее, смазанность грани между психической и физиологической составляющими. При этом возникает впечатление, что "психическая составляющая" непосредственно обусловлена какими-то процессами, протекающими в той или иной части тела. Как уже указывалось, "психическая составляющая" рассматриваемых психофизиологических состояний представляет собой особое "целостное ощущение, несущее в себе в снятом виде всю возможную информацию о данном воздействии". Именно в виду того, что форма данного ощущения не отделена от закрепленного в ней познавательного содержания, последнее, как правило, субъективно не переживается и не сознается (см. 13, 104-107). Другими словами, мы имеем здесь дело с состояниями, несущими скрытую информацию о внешней и внутренней среде, с потенциальным интуитивным знанием, возникающим в результате взаимодействия чувственного и логического в познании (см. 32, 125). По продолжительности различают три типа таких состояний: перманентные (хронические), текущие (длительные) и оперативные (мимолетные). Первые несут информацию об индивидуальных характеристиках, присущих нашей внутренней среде, а также о привычной для нас внешней среде обитания и, как правило, нами не отмечаются. Вторые несут информацию об устойчивом отклонении от стереотипа внешней и внутренней среды и наиболее заметны. Третьи отражают процесс непрерывных изменений во внешней и внутренней среде и, опять же, сознанием не фиксируются. Итак, поиск "физических коррелятов" Чакр представляет собой по существу поиск "физиологических составляющих" целостных психофизиологических состояний. Поэтому вопрос об этих коррелятах следует формулировать следующим образом: деятельность каких анатомических структур ответственна за возникновение в нашем сознании ощущений, связанных с функцией Чакр? Не говоря уже об отождествлении, Чакры не могут быть даже соотнесены с какими-то конкретными анатомическими образованиями. Они соотносятся именно с целыми областями человеческого тела, представленными соответствующими отделами спинного мозга, вегетативными нервными сплетениями, мышцами и участками кожи. С этой точки зрения бессмысленно спорить, например, с чем соотносится горловой центр — с глоточным сплетением или сонной артерией и каротидным синусом, щитовидной железой или местом присоединения спинного мозга к продолговатому, с гортанью или чем-либо еще. Физиология не знает Чакр и не может знать их, поскольку Чакры, как таковые, вне переживания не существуют. Чакры — это не идеальные "экстракты" тела, но результат взаимодействия между внешней и внутренней средой организма как психофизиологической целостности. Учитывая же тот факт, что любая целостная деятельность организма осуществляется только при избирательной интеграции многих частных механизмов, мы можем утверждать, что физическим коррелятом системы Чакр служит ВСЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО, а не какие-то отдельные органы или системы органов.

Иными словами, к Чакрам не приложимы понятия о жесткой локализации. С различными Чакрами соотносятся различные "сегменты" тела (макушка, межбровье, горло, грудь, верхняя и нижняя часть живота, промежность) и, соответственно, все анатомические органы и физиологические функции, связанные с этими "сегментами". Следует полагать, что переживания, порождаемые деятельностью тех или иных Чакр, обусловлены всей интерорецепторной зоной,* представленной в том или ином "сегменте".


* Все внутренние органы снабжены рецепторами, так называемыми интерорецепторами, несущими информацию о внутренней среде организма. Рецепторы, несущие информацию о внешней среде и составляющие пять органов чувств, называются экстерорецепторами.


Отсутствием четкой анатомической привязки объясняются и многочисленные расхождения в вопросе о точной пространственной локализации Чакр. Расположена ли Анахата в правой части груди или по центру, на уровне мечевидного отростка грудины или выше его? Находится ли Манипура на уровне пупка или ниже? Где расположена Свадхиштхана, а где Муладхара? (Мужчинам особенно трудно разобраться с этим вопросом, поскольку нижние два центра у них перекрывают друг друга.) По всей вероятности, точная пространственная локализация Чакр обусловлена индивидуальными особенностями каждого конкретного организма.

 

5.   Чакры в системе Рейки Иггдрасиль

В системе Рейки Иггдрасиль мы начинаем осознанную работу с чакрами в блоке « целительство». Здесь начинаем знакомиться с ощущениями и образами возникающими во время проработки каждой чакры, восприятие которой действительно зависит от так сказать подготовленности и от того какая система восприятия ( кинестетическая, визуальная, аудиальная) у человека наиболее развита. При этом уже в начале этой работы субъективно отмечается изменение состояния, появляются ощущения наполненности, силы, уверенности  в себе, при систематической работе оказывается хороший оздоровительный эффект. Далее начиная работу с блоком « Файербол» и включая в прямой и обратный круги различные настройки мы получаем замечательную возможность проработки практически всех сфер нашей жизни. При этом может возникнуть обманчивое ощущение того, что ты управляешь собственной жизнью, или судьбой т.к. такая проработка чакр отражается на всех уровнях взаимодействия с внешней средой т.е. появляется возможность управления. В моем понимании, на описываемом этапе это обучение управлением на практике, а также возможность увидеть на сколько внешние обстоятельства, люди, ситуации в которых мы находимся являются отражением наших внутренних процессов и эти процессы отличаются друг от друга в зависимости от чакры и степени, качества ее проработки. В дальнейшем в системе Рейки Иггдрасиль идут различные блоки и ступени при получении и проработке которых происходит личностный рост практикующего и все настройки входящие в ступени прорабатываются на каждой чакре благодаря чему происходит осознание за какие процессы отвечает каждый центр, какие блокировки и патологические программы находятся в них. Так же работая с арканами таро, или мирами древа Иггдрасиль мы прокачивая каждый центр узнаем как каждое пространство отражается в каждой чакре оказывая влияние как на нашу психику и здоровье так и на нашу социальную проявленность, при этом происходит визуализация различных пространств и тонкоматериальных сущностей. Рассмотрим теперь как визуализируемые области соотносятся с различными Чакрами. Пауэлл пишет, что "помимо других своих функций Чакры служат точками соединения сил, переходящих из одной оболочки в другую" (см. 52). Иными словами, "растяжка" уровней восприятия и связанных с ними "космических планов" существует не только между центрами (чем выше Чакра, тем более "возвышенный" уровень), но и в рамках каждого центра. Каждый центр представляет собой точку подключения ко к всем планам, то есть может работать во всех диапазонах всеобщего поля. Поэтому из одного и того же плана может поступать информация различного характера, в зависимости от того, через какой центр он идет. Однако Чакры "размазаны" по уровням восприятия неравномерно: можно говорить о слабых, хороших и прочных контактах тех или иных центров с теми или иными планами. Соответственно и в "астральных мирах", визуализируемых в разных Чакрах, преобладающими являются проекции разных планов. "Астральное путешествие" очень напоминает сновидение; однако поскольку в этом сновидении мы сохраняем бодрствующее сознание и не растворены в происходящих событиях, это "сновидение" представляется гораздо более реальным, чем апатичное восприятие приевшегося внешнего мира. Для "астрального мира" характерно и то, что хотя при наличии определенной практики мы можем проявлять здесь сознательную активность, основной поток "астральных событий" протекает независимо от нашего сознания.

"Пытаясь увязать представления о визуализируемых божествах (Деватах) как о служебных символах, создаваемых для целей медитации, с представлениями о них как о действительно самостоятельных сущностях иных планов, их соотносят иногда с той категорией явлений, которую Юнг называет "архетипами" — образами, существующими в умах всех людей, как часть коллективного наследия человечества. Однако Юнг никогда не говорил, что архетипы могут выходить из под контроля, а Деваты на это способны" (12).

В связи с этим мастера визуализации предостерегают от дилетантских экспериментов с глубинными силами человеческой психики: "Практиковать визуализацию — все равно, что ложится спать рядом с беременной тигрицей. Среди ночи она может проголодаться и съесть вас" (23). Говорится, что драконы в заколдованных лесах там, — сила не менее реальная и опасная, чем грузовики на улице здесь. Феномен неконтролируемости астральных образов служит серьезным аргументом в пользу их "телесного", а не "умственного" происхождения: вегетативная жизнь тела, как правило, независима от нашей сознательной воли, в значительной степени независимы от нее и визуализации. От ума визуализируемые события получают лишь свою форму. Форма визуализаций обусловлена нашими подсознательными ожиданиями, ее диктует наш подсознательный культурный багаж. Отмечая эту черту "астрального мира", один  психонавт, инженер по образованию, рассказывал, что в своих астральных выходах нередко сталкивался со сложными техническими конструкциями, в частности, с объектами, которые он склонен был определять как "космические корабли", — добавляя, что в средневековье их наверняка назвали бы "башнями, полными чудес". Иными словами, повстречав в "астрале" башню, полную чудес, современный человек говорит, что видел нечто вроде космического корабля. Впрочем на характере визуализаций явно отражаются и структурные свойства Чакр, так как связанные с разными Чакрами "миры" очень отличаются друг от друга.Возьмем, к примеру, "астральные миры", связанные с нижними Чакрами и, как принято считать, наиболее тесно примыкающие к физическому плану. Психонавт оказывается в мире жадных, властных и грубых существ, и если способность его управлять такого рода активностью недостаточно развита еще на "физическом плане", существа эти будут делать с ним что пожелают. "Сразу за вашим лежит мир, где нет ни закона, ни порядка. Со мной был Свет Матери и я прошел его" (цит. по 63). Если психонавт верит в черта, он столкнется с ним именно здесь. Если не верит, то черта не будет, но кошмары неминуемы. Они могут быть безличными, "абстрактными", со смазанными и перемешанными кусками несовместимых элементов привычной реальности, "транскрибирующими" крайне отрицательные эмоциональные состояния. Вместе с тем наряду с отрицательными состояниями в каждом центре можно испытать также своеобразный, лишь ему свойственный вид наслаждения; если же победить самоактивность сил центра, отрицательных состояний вообще можно избежать. Говорится, что в этом и состоит ловушка Чакр на пути классической тантрической Садханы. Поэтому "требуется полное отвержение наслаждения и искушения со стороны высших существ" ("Йогасутры", 3.51, цит. по 17). В более высоких Чакрах, начиная с Анахаты, страдание и наслаждение становятся все более возвышенными, а реальность в которую "попадает" сознание — все более заманчивой.

"Терпеливо, через многие повторные опыты мы учимся распознавать, к какому плану относятся наши переживания, а затем — к какому уровню каждого из планов. Такая локализация необходима для того, чтобы научиться понимать значение этих переживаний. Это непонятный иностранный язык, даже несколько языков сразу, которые нам предстоит освоить, не смешивая с ними наш ментальный язык. Последнее, пожалуй, труднее всего, ввиду бессознательной тенденцией знакомого нам "земного" языка к искажению чистоты переживания... " (63).

Впервые попавшего в "астрал" можно сравнить с новорожденным, органы чувств которого еще не вполне сформировались: хотя рецепторы и превращают энергию внешних воздействий в нервные импульсы, корковые отделы соответствующих анализаторов еще недостаточно развиты для того, чтобы связать эти импульсы вместе, превратить их в факт сознания, действительно информирующий о протекающих вне его процессах. Для того, чтобы извлечь из внутренних миров какую-то полезную информацию, необходимы все новые и новые контакты с ними, необходимо научиться в них жить, что весьма затруднительно, так как человеческие существа по природе своей обречены сознательно функционировать преимущественно во внешнем мире. Следует отметить, что разнообразие внутренних приключений более характерно для европейского оккультизма и современных неортодоксальных школ Йоги, которые не придают большого значения традиционной символике Чакр, рассматривая последние как нечто вроде "коммуникационных амбразур" для выхода на иные "уровни проявления", столь же бесконечные и разнообразные, как физический мир. Для "классических" средневековых йогинов проблема адекватности получаемой в этих мирах информации не существовала: их не интересовали внутренние пространства. Ортодоксальная йогическая практика преследовала одну цель: "освобождение от цепей Майи"; все остальное рассматривалось как искус, как очередная уловка той же Майи. Прежде, чем ученик получал от учителя благословение на работу с Чакрами, его воля и способность к концентрации были уже развиты до такой степени, что "силы" раскрываемой Чакры не успевали проявить самоактивность в сознании: это выражалось в том, что йогин видел приблизительно ту образную картину, которую ожидал увидеть. Тем не менее, тантрические тексты указывают, что "центры" человеческого тела сообщаются с "космическими планами", каждый из которых отличен от другого и заселен своими "божествами". Восходя в процессе работы с Кундалини из Чакры в Чакру, йогин проходит через сообщающиеся с этими Чакрами "миры" (см. 2; 48; 63).

В Рейки Иггдрассиль этому посвещен блок который называется «Кундалини». Используя его настройки мы имеем возможность поднятия энергии кундалини, при этом мы учимся находиться в пространствах связанных с каждой чакрой, сонастраиваясь с божествами этих пространств и получая от них определенные качества, т.е. качества присущие данному центру, качества используя которые мы проявляемся в мире физическом.

Чакры традиционно разбиваются на пары с родственными свойствами, соответствующими различным этапам продвижения Кундалини, "творящей миры" ("вверху") и психофизиологический организм человека ("внизу"). Грантхи отмечают качественные переходы между этими этапами, "узлы", в которых результаты того или иного этапа представлены в органичном и связном виде, целостно выражающем и отчасти превосходящем достигнутый уровень. Говорится, что в Грантхах "власть Майи особенно сильна" (см. 2). Достигнув Грантхи, Кундалини стремится свернуться кольцом и заснуть; происходит взрыв воображения, в результате которого йогин нередко теряет нить восприятия "того, что есть" (см. 35). В масштабе восхождения Махакундалини, то есть всеобщей эволюции (усложнения организации) материальных систем (см. 4) и соответствующих форм отражательной способности ("сознания"), Грантхи представляют собой "камни эволюционного преткновения" для минералов, растений, животных, людей и йогинов.

 


 

О "РАБОТЕ С ЦЕНТРАМИ"

 Прежде всего, — что значит "работать с центрами"? Рассматривая центры как "функциональные психофизические сегменты" человека,* осуществляющие основные формы его взаимодействия с миром, мы определяем работу с центрами как РАБОТУ С ФУНКЦИЯМИ центров, то есть как проработку основных сфер наших реальных и идеальных отношений с миром, а именно:


* Подробнее об этом см.: №20. "Принципиальные вопросы общей теории Чакр и тантрическая концепция тела". Предлагаемая ниже детализация носит предварительный характер и не отражает всего спектра функций системы центров.


1) ОТНОШЕНИЙ ВЫЖИВАНИЯ ("ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ"), связанных с фундаментальным фактом включенности человека в структуру объективных связей природно-социального мира с втекающей отсюда необходимостью следовать законам этих связей, — сферы ориентационных отношений "моего места в мире", в том числе отношений подчинения и господства;

2) ОТНОШЕНИЙ ВЗАИМОДОПОЛНЕНИЯ ("ПАРТНЕРСТВА"), обусловленных фундаментальным фактом дуальности любых форм взаимодействия, фундаментальной "поляризацией" универсума, способом существования которого служит взаимодействие составляющих его элементов, — сферы отношений коммуникации, "диалога" человека с миром, в том числе отношений между полами;

3) ОПЕРАЦИОНАЛЬНЫХ ("ДЕЛОВЫХ") ОТНОШЕНИЙ, связанных негэнтропийным (упорядочивающим) характером взаимодействия человека с миром, — сферы "рекомбинаторных" отношений с миром в процессе его преобразования, в том числе производственных отношений;

4) ОТНОШЕНИЙ ТОЖДЕСТВА ("ЛЮБВИ И СОСТРАДАНИЯ"), обусловленных фундаментальным фактом субстанционального единства человека и мира;

5) ФОРМООБРАЗУЮЩИХ ("ТВОРЧЕСКИХ") ОТНОШЕНИЙ, обусловленных прогрессивным, развивающимся характером "вечно живых" отношений человека с миром;

6) ОТНОШЕНИЙ НАУЧЕНИЯ ("ЗНАНИЯ И УМЕНИЯ"), связанных с усвоением и использованием личного опыта отношений человека с миром;

7) ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ или ЦЕННОСТНО-ОРИЕНТАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ, обусловленных историческим процессом обобществления опыта отношений человека с миром;

 Пространственная организация системы центров отражает историю ее становления, низшие центры осуществляют эволюционно более древние отношения с миром. Так, уже простейшие ОДНОКЛЕТОЧНЫЕ пребывают со средой в отношениях выживания; в РАСТИТЕЛЬНОМ царстве расцветают отношения взаимодополнения (половое размножение и "великий цикл" фотосинтез-дыхание), а операциональные отношения достигают своего совершенства в жестко "автоматизированном" царстве ЧЛЕНИСТОНОГИХ. В царстве ПОЗВОНОЧНЫХ актуализируются отношения видового тождества ("ворон ворону глаз не выклюет") и творческие отношения, связанные с развитием пластичности приспособительного поведения. Отношения научения, играющего огромную роль в организации жизнедеятельности МЛЕКОПИТАЮЩИХ, приобретают решающее значение на этапе АНТРОПОГЕНЕЗА; идеологические же отношения с миром присущи лишь ЧЕЛОВЕКУ. На каждом из последующих этапов развития системы центров предшествующие формы отношений включаются в структуру с более высоким уровнем организации и видоизменяются согласно законам ее функционирования, — в частности, благодаря отражению в них новых отношений, утрачивают свою однозначность и становятся более многообразными. Человек пребывает во всех перечисленных отношениях с миром ОДНОВРЕМЕННО.

 В настоящее время мы являемся свидетелями и участниками процесса становления восьмого центра, посредством которого человек входит в отношения со своими отношениями с миром. Шри Ауробиндо называет этот центр "супраментальным"; можно назвать его также КООРДИНАЦИОННЫМ ЦЕНТРОМ или центром МЕТАОТНОШЕНИЙ. Формирование координационного центра системы завершает очерченный выше этап эволюции и создает предпосылки для качественно нового ее этапа, который в большинстве учений о духовном развитии традиционно ассоциируется с возникновением "нового человека" и "нового мира".  Естественная функция системы семи центров автоматична, непроизвольна и фактически не фиксируется сознанием. Мы движемся по жизни на "автопилоте" центров, сформировавшихся в процессе "принудительного социального развития", и не сознаем характера наших отношений с миром: в этом нет никакой необходимости постольку, поскольку все происходит "само собой". В подобной спонтанности наших отношений с миром нет ничего "плохого"; но для того, чтобы сделать их более полными, более тесными и глубокими, чтобы перевести их на качественно более высокий уровень, необходимо определить тот уровень, на котором они находятся.  Этой задаче и служит проработка центров. Проработка центров не имеет ничего общего с популярными представлениями о "власти над центрами". Она включает в себя прежде всего ясное осознание действительного характера наших отношений с миром, присущих нам индивидуальных особенностей этих отношений (спектр актуализировавшихся отношений, доминирующие отношения, формы компенсации, подавления, недостаточности, смешения функций и т.д. и т.п.), а также их гармонизацию. Гармонизация же системы центров создает предпосылки для последующего ее интегрального развития. Проработка представляет собой по существу ПРОЦЕСС РАЗОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ с центрами — выделения себя из системы центров и вхождения в отношения с ними.  Работа с центрами не может быть сведена к "упражнениям". Всевозможные упражнения и приемы, тем или иным путем активизирующие (или, наоборот, угнетающие) функцию определенных центров, то есть актуализирующие сопряженные с ними сферы отношений с миром, способствуют осознанию характера присущих нам форм этих отношений, но составляют лишь малый эпизод действительной работы с центрами и сами по себе недостаточны. Фактически, подобные упражнения попросту заставляют нас обратить внимание на те отношения с миром, в которых мы пребываем ПОСТОЯННО, и которые благодаря им становятся очевидными.  Основным полем действительной работы с центрами служит повседневная жизнь. Любой ее "вызов" адресован какому-либо из центров и вызывает его реакцию; с другой стороны, различия в степени восприимчивости различных центров в значительной степени определяют специфику наших "ответов". Можно даже сказать, что РАБОТА С ЦЕНТРАМИ — ЭТО РАБОТА С ЖИЗНЬЮ. Обретение полноты отношений с нею становится возможным именно благодаря гармонизации функций системы центров; и напротив — работа, сосредоточения на одном из центров или на какой-то их группе, неизбежно ограничивает эти отношения и представляется полезной лишь в качестве временной, инструментальной методики. Будучи же возведена в методологический принцип, она становится препятствием к интегральному развитию отношений с миром.  Многие традиционные учения о духовном развитии человека разрывают его на две неравноценные части — верхнюю ("высшую", "хорошую") и нижнюю ("низшую", "плохую"). Этот ценностный разрыв получил наиболее последовательное и разработанное теоретическое воплощение в теософской "аксиологической топологии универсума" — пространственно иерархической модели внешнего и внутреннего мира, окончательно выкристаллизовавшейся к концу XIX в. Указанная модель в достаточно наглядной и приемлемой для обыденного сознания форме интегрировала всю сумму представлений своего времени о мире и человеке, придавая им вместе с тем экзистенциальное звучание: в его рамках человек и мир оказывались "вписаны" друг в друга, функционируя и развиваясь по одним законам. Исторические заслуги теософского движения в деле ПОПУЛЯРИЗАЦИИ ИДЕИ ЭВОЛЮЦИИ СОЗНАНИЯ трудно переоценить; однако сегодня утверждаемая теософией пространственная иерархия ценностей входит в противоречие с достигнутым уровнем знаний о человеке, свидетельствуя тем самым о необходимости нового теоретического воплощения древнего постулата, гласящего, что "как наверху, так и внизу".  Действительно, что лучше — щитовидная железа или надпочечники? Интеллектуальная функция или функция выделения? Потребность в самовыражении или родительский инстинкт? Физики или лирики? Мы видим, что принципиальная постановка вопроса о "высшем" и "низшем" как "хорошем" и "плохом" обнаруживает его нелепость. Очевидно, мы имеем здесь дело не с ИЕРАРХИЧЕСКИМ, а с СЕГМЕНТАРНЫМ типом системы, в которой наверху не "лучше" чем внизу, а внизу не "хуже", чем наверху. Принимая же пространственно-иерархическую картину мира (в любом ее варианте и модификации), человек неизбежно оказывается связан с представлениями о "высшем" ("лучшем") и "низшем" ("худшем"), сколько бы он не ухищрялся в словоупотреблении. Хрестоматийный тому пример являют нам комментируемые "Тезисы". Пытаясь идти в ногу со временем, мы говорим не о "высших" и "низших", а о "верхних" и "нижних" центрах, избегая открытого ценностного противопоставления их друг другу. Между тем содержание авторской аргументации свидетельствует о чисто формальном характере этих мероприятий; в основе ее лежит традиционное распределение ролей между желанным "верхом" и коварным "низом" (см. 1.4). Не удержавшись, автор прямо соотносит с нижними центрами "поток низших энергий", который следует либо "пропустить", либо "отразить", но ни в коем случае с ним не связываться, — чтобы не "утонуть". Возможно, автор считает, что с "потоком высших энергий" также не следует связываться; однако для таких выводов текст "Тезисов" никаких оснований не дает.  Принимая пространственно-иерархическую картину мира и основанную на ней методологию "работы с центрами", человек оказывается в двусмысленном положении. С одной стороны, логика здравого смысла, казалось бы, требует гармонизации системы центров; с другой, — о какой гармонизации может идти речь, если одни центры "хуже" ("менее духовны" и т.д.), а другие "лучше" ("более духовны" и т.д.)? Эта двусмысленность разрешается в пресловутом "разрыве между теорией и практикой". Теоретически провозглашается идея гармонизации; на практике же превозносятся достоинства только верхних центров, а о нижних говорится, что работать с ними ОПАСНО. Однако аргументация, спекулирующая на опасностях работы с нижними центрами, с необходимостью вынуждена оставлять в тени другой немаловажный факт: НА ПУТИ ЭВОЛЮЦИИ СОЗНАНИЯ ВООБЩЕ НЕТ НИЧЕГО ТАКОГО, ЧТО НЕ БЫЛО БЫ СОПРЯЖЕНО С РИСКОМ. Духовное развитие требует полной самоотдачи, но при этом ничего не гарантирует. Оно требует, чтобы вы посвятили ему всю свою жизнь без остатка, и в то же время не гарантирует, что вы в конце концов не обнаружите себя у разбитого корыта. Как говорил дон Хуан, "воин обязан знать об этом, но воин также обязан верить, что он на верном пути, — без этой веры он не имеет ничего".

 Следует отдавать себе полный отчет, что работать с верхними центрами не менее опасно, чем с нижними, — а в житейском смысле даже гораздо более опасно. Если неудача в работе с нижними центрами приводит к тому, что человек оставляет путь духовного развития, переходя в иной слой социального функционирования, однако оставаясь при этом хотя и "приземленной", но вполне "нормальной" личностью, то неудача при работе с верхними центрами ведет ко всякого рода ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВАМ, — в том числе связанными с различной степенью деградации личности вплоть до полного ее выпадения из структуры социума. Опасность в себе таит даже "успешная" работа с верхними центрами, поскольку она, равно как и успешная работа с нижними центрами, чревата ПРЕЛЕСТЬЮ, то есть самоцельной погоней за "кайфом". Древние же предупреждали, что погоня за "верхними" прелестями более опасна, чем погоня за "нижними" прелестями. Восточная мудрость гласит, что "от смерти к смерти идет тот, кто наслаждается Неведением; но еще печальнее участь того, кто наслаждается Знанием". Опять же, успешная работа с верхними центрами при отказе от работы с нижними неизбежно связана с подавлением "нижней проблематики"; подавляя же естественные реакции нижних центров, человек утрачивает способность реагировать на вызовы жизни естественным образом, отдавая "кесарю", только "кесарево" и отдавая это "кесарево" только "кесарю". Иными словами, практика подавления (искажения) функции нижних центров чревата формированием НЕВРОТИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ, в свою очередь искажающих (угнетающих) функцию верхних центров. Примером такого искажения может служить проявляемая многими высокоморальными людьми ("агнцами") едва ли не патологическая неспособность к состраданию по отношению к людям аморальным ("похотливым алкоголикам"). Подобная нетерпимость обусловлена именно подавленной, но скрыто гложущей "агнцов" завистью к "похотливым алкоголикам", — ибо запретный плод сладок; и когда высокоморальный человек толкует о "спящем вулкане страстей" и возможности "утонуть в потоке низших энергий", он действительно знает о чем говорит. Те, кто оставляют нижние центры не проработанными, цепляются за верхние, подобно утопающим, цепляющимся за соломинку. Но для того, чтобы плавать, нужно плавать.  Бескультурье на уровне нижних центров проявляется в двух по видимости противоположных формах: в форме гиперфункции и в форме подавления. Однако как "бунт снизу", так и "диктатура сверху" — это явления одного порядка; и в первом, и во втором случае мы имеем дело с доминированием части над целым, а не с гармоничным взаимодействием элементов в системе. Поскольку же к интегральному развитию отношений с миром способна лишь гармоничная личность, для повышения "духовной квалификации" человеку приходится рано или поздно возвращаться к тому, что ранее он предавал забвению. Особенно же трудно в данном отношении тем, кто обладает некоторым действительным духовным опытом. В последнем случае "духовные завоевания", смешиваясь с неотработанной манипуральной проблематикой, образуют основу так называемого "образа себя", "себя как действующего лица". Любая ситуация, демонстрирующая необходимость повышения "духовной квалификации" неизбежно ставит под сомнение этот образ и вводит человека в состояние фрустрации; тем самым развивается тенденция к избеганию подобных ситуаций и продвижение замедляется.


закрыть

Приглашаем 10 и 11 декабря на семинар:
"Стихии в Таро. 4-ки и 5-ки стихий"

 

ПОДРОБНЕЕ